Unbelievable Hirst. Part 2

Treasures from the Wreck of the Unbelievable.
Сокровища с крушенияНевероятного”.
Punta della Dogana, Palazzo Grassi. Венеция
9 апреля – 3 декабря 2017

Продолжение обзора по самой  невероятной, unbelievable – выставке этого года, проходившей в Венеции (первая часть в нашем блоге от 1 декабря). Напомним предысторию. В 2008 году вблизи восточного побережья Африки исследователями были обнаружены, разбросанные в широком радиусе по морскому дну, останки древнего кораблекрушения. Эта невероятная находка вызывала в памяти историю о легендарном Cif Amotan II, освободившемся рабе из Антиохии (таких называли liberto), жившем во второй половине первого – начале второго столетия нашей эры. Амотан, став свободным человеком, благодаря своей предприимчивости, сумел скопить невероятные богатства. Большую часть своих средств этот неординарный персонаж вкладывал в страстное собирание произведений искусства, происходящих из самых отдаленных уголков мира, доступного тогда древним мореплавателям. Легендарные “сто сокровищ либерто” с легендарного корабля Apistos (с древнегреческого означает Невероятный), поднятые с морского дна, нашли свое место на выставке Музея Pinoult в Венеции. В этой части – иллюстрированный рассказ об экспозиции в Palazzo Grassi



Как и в Таможенной стрелке (Punta della Dogana), многие выставленные скульптуры и другие находки представлены в том виде, как они были обнаружены, без какой-либо реставрации или очистки, покрытые кораллами, ракушками и другими наростами подводной флоры и фауны, под которыми трудно бывает даже угадать очертания и сюжет. Здесь можно увидеть также серии современных музейных копий некоторых найденных предметов, которые помогут зрителю представить, как выглядели оригиналы в своем первоначальном виде. А еще десятиминутное видео, которое иллюстрирует историю подъема скульптур и других сокровищ “Невероятного” с океанского дна. 


Можно долго рассматривать подробный макет корабля Амотана Apistos в масштабе 1:32 с предполагаемым размещением сокровищ в его трюмах, результат исследований Centre for Maritime Archaeology of Southampton University. Наиболее достоверное описание “Невероятного” дает античный манускрипт, дошедший до нас в средневековой копии, автор которой некий моряк по имени Lucius Longinus, реальность существования которого подтверждает также его упоминание в другом, более древнем папирусе, найденном на месте бывшего порта Myos Hormos в Красном море.  Лонгинус сообщает, что различные части Apistos были построены в Александрии, чтобы потом быть доставленными по Нилу и собранными в Myos Hormos. Переводя на современные меры, корабль представляется действительно огромным по тем временам – более 60 м в длину и грузоподъемностью около 460 тонн. Описывает древний мореплаватель и редкий груз судна, который включал обелиск длиной 26 метров, закрепленный, вероятно, на палубе. Предположительно, удалось найти и поднять на поверхность только две трети всех сокровищ Амотана.
Перед Палаццо Грасси, другой части Fondazione Pinoult, со стороны канала Grande зритель может увидеть еще одну, почти восьмиметровую версию скульптурной группы The Fate of a Banished Man / Rearing (Судьба изгнанного человека. Вздыбленный), выполненную в бронзе – в отличие от мраморного экземпляра, выставленного перед входом на Таможенную стрелку. Что-то среднее между Лаокооном и святым Георгием со Змием. Вечная тема борьбы героя (человека) с внешними злыми силами. Кто победит?

“Тайна (мистерия) и сомнение должны стать ключевыми словами”.
Martin Bethenod, директор Palazzo Grassi-Punta della Dogana о выставке в Венеции


***
Гиганты. Демон с чашей

Если начать посещение выставки с Punta della Dogana, то удивление будет расти в геометрической прогрессии – потому что во внутреннем дворе Palazzo Grassi при входе вы упретесь взглядом в гигантские ноги-лапы с когтями Демона, фигура которого уходит в высоту и упирается шеей –  при отсутствии головы – в стеклянный свод палаццо.







Шагающий Демон с чашей в согнутой руке (Demon with the Bowl), целиком занимает все внутреннее пространство двора и, осматривая выставку, его можно наблюдать со всех четырех сторон – то ближе, то дальше – с обходных галерей, в которые открываются залы музея. 18 метров без головы – если точнее 1822 х 798 х 1144 см. Ошеломление, наверное, самое точное определение увиденному. Как говорится в описании, это увеличенная копия найденного на морском дне бронзового оригинала. Находка этой статуи разрешила одну давнюю загадку – похоже, именно этому телу принадлежит бронзовая голова демона с высунутым языком и выпученными глазами, найденная археологами в долине реки Тигр в 1932 году, увеличенная копия которой выставлена тут же в фойе Палаццо Грасси. Древние демоны Месопотамии представлялись обычно чем-то средним между человеком, зверем и божеством. Эти пугающие создания могли быть как злыми, так и добрыми – разрушителями и созидателями. Согласно одной из гипотез, чаша в руке (лапе) Демона служила для собирания человеческой крови. Вероятнее всего эта статуя стояла в виде символического стража у входа в жилище какой-то очень важной персоны древности.
Head of a Demon, Excavated 1932 (Голова Демона, увеличенная копия оригинала, найденного в 1932 г.), бронза, 194 х 230 х 268 см

Искусство живо. Искусство остается мечтой. Искусство сегодня должно стать чистым актом веры.

Palazzo Grassi

Эта “выставка чудес” – как огромный современный Ноев ковчег, а точнее Хёрстов ковчег, наполненный всеми мыслимыми и немыслимыми артефактами нашего славного прошлого (и настоящего, включая китч!), произведенными человечеством на протяжении веков. Фараоны и Медузы, Солнечные диски и фигуры Будды, ацтекские черепа и японские божки, греческие демоны, Микки Маус за руку с Коллекционером, Сатурн, пожирающий свое племя, Минотавр и Бахус, трехглавый Цербер с глазами из рубинов, морские чудовища, крылатые богини, черепа Циклопа и единорога “в натуральную величину”, боги и жрицы, сцены насилия и вакханалии, маски, амфоры, монеты, сабли, украшения, коллекция древних кристаллов и тотемов забытых религий… Во всех залах есть, кроме подробного описания, подсвеченные дисплеи, которые демонстрируют момент подъема реликтов с океанского дна группой опытных аквалангистов.
The Skull beneath the Skin (Череп под кожей), красный мрамор, белый агат, 73.5 х 44.6 х 26,7 см. Эпоха поздней классики (400-323 до н.э.) была временем бурного развития медицины, когда появилась идея дуализма тела-разума, где разум главенствует

Hermaphrodite (Гермафродит), бронза, 194 х 96,4 х 36,5 см. Эта сильно поврежденная скульптура представляет бога с двойственной природой Гермафродита, рядом с более поздней музейной копией, воспроизводящей утраченные части статуи, выполненной с потрясающим мастерством и детализацией. Во время симпозиумов – от др. греч. συμπόσιον  “пиршество” — у Платона, Аристофан, например, говорит о существовании “третьего пола” как высшего андрогинного существа, объединяющего в одном теле женское и мужское начала 
Museum Specimen of Giant Nautilus Shell (Музейный экземпляр гигантской раковины Nautilus), расписанная бронза, 90 х 70 х 43 см
Aspect Katie Ishtar Yo-landi, бронза и сусальное золото, 164,5 х 90,9 х 66, см. Месопотамская богиня Иштар одна из самых загадочных во всем пантеоне богов Ближнего Востока. Изначально ей поклонялись как богине плодородия и плотской любви, позднее – со II тысячелетия до н.э. – как богине войны и распри.
Cerberus /Temple ornament (Цербер, украшение храма), мрамор, рубеллит. Поврежденная скульптура хранит на боках мифического трехголового пса, охранявшего вход в царство мертвых Аид, надписи на трех языках – египетские иероглифы, коптский и граффито-коптский
Skull of a Cyclops (Череп Циклопа), каррарский мрамор, 121,5 х 134,5 х 105 см
Skull of a Unicorn (Череп Единорога), горный хрусталь и белый агат, 139,5 х 22 х 58 см. Единорог, или Уникорн, присутствует в искусстве в различных формах уже более пяти тысяч лет. Уже в античности (II в. до н.э.) среди знати ценились кубки из кости единорога, которые по преданию обладали свойством обезвреживания яда. За ценный рог Единорога мошенники часто выдавали клык нарвала 
Andromeda and Sea Monster (Андромеда и морское чудовище), бронза, 391х 593,1 х 369,7 см
Best Friends (Лучшие друзья), бронза, 72,5 х 156,7 х 82 см
Mikey поднимают на поверхность аквалангисты
The severed Head of Medusa (Отрубленная голова Медузы), малахит, 38 х 49,6 х 52 см. Эта голова Горгоны высечена из цельного куска малахита, камня с высоким содержанием меди, пыль которого ядовита. С большой точностью и мастерством высеченные рептилии представляют собой самые ядовитые виды, известные в природе
Tadukheba, каррарский мрамор, изумруды, 43,7 х 30,2 х 26,5 см. Этот бюст, идентифицированный как Тадухеба, супруга фараона Ахенатона и принцесса Mitanni (XIV в до н.э.), физиономически отличается от всех портретных образов той эпохи, видимо, древний скульптор хотел таким образом передать иностранное происхождение принцессы

Hathor, золото, серебро, лазурит, 61 х 85 х 15 см. Хатхор - древнеегипетское божество из самых важных, богиня радости, любви, материнства и красоты, почитаемая на протяжении всей истории Древнего Египта
Unknown Pharaon (Неизвестный фараон), синий гранит, золото и белый агат, 74,5 х 53,8 х 28,5 см
Выставка о древнем крушении требует времени и терпения, внимательного чтения описаний, рассматривания деталей. Всё связано со всем. Ничего не возникает ниоткуда. Ничто не случайно. Это нужно, чтобы хотя бы немного погрузиться в мир “Невероятного”, поверить в него как дети, самые счастливые и восторженные посетители выставки. Чтобы потом, через два-три часа осмотра, снова вынырнуть на поверхность, вернуться в реальность среди венецианских кампо, калле* и палаццо, смотрящих на Canal Grande и лагуну. 

И еще – эта выставка могла состояться и уместна, вероятно, только в этом городе, только в Венеции, знаменитой своими мистификациями и чудачествами (в этот раз при поддержке просветленного мецената Франсуа Пино). И тут главный мистификатор и, наверное, последний архи-стар современного искусства (пусть простят другие, даже более коммерчески успешные и менее противоречивые) Демьен Хёрст сумел создать новую категорию contemporary art – фантасмагорический нарратив. Верить или не верить в который, как и в вопросе религии – интимное дело каждого. И как любой акт веры, он требует немалого усилия: принять или нет. Выбор – за зрителем.
И тогда еле заметная надпись серым по серому при входе на выставку на Таможенной стрелке Between the truth and the lies может быть понята совершенно иначе…


  
campo и calle (итал.) – специфические названия площадей и улиц в Венеции, нигде больше не встречающиеся

Цитата Martin Bethenod – по материалам Corriere Veneto. На первом фото: Damien Hirst, Demon with Bowl (Exhibition Enlargement). Photographed by Prudence Cuming Associates © Damien Hirst and Science Ltd. Заключительное фото: Bust of the Collector (Бюст коллекционера), бронза, 81 х 65 х 36,5 см. Подводная съемка Christoph Gerigk. В статье использованы материалы Palazzo Grassi Museo Pinault, Artribune. Фото Anna Kolomiyets


Понравилось, поделитесь

Популярные сообщения из этого блога

Andrea Langhi: Когда архитектор должен сказать НЕТ. Part 4

Patricia Urquiola: Il Sereno – новый дизайн-отель на озере Комо

Renzo Mongiardino – архитектор атмосферы